Пресс-служба

Интервью Катарины Колмайер, Руководителя Управления корпоративных финансов ВТБ Капитал, газете РБК daily

30 Августа 2012
Руководитель управления по реализации сделок ВТБ Капитал Катарина Колмайер: По возрасту российский рынок M&A маленький ребенок

30.08.2012.

РБК daily

Не исключено, что уже этой осенью рынок M&A, за прошедшее полугодие находившийся в спящем состоянии, может вновь оживиться. Несмотря на то что в России сфера слияний и поглощений еще только развивается, у нее уже есть специфические особенности, которые отличают ее от зарубежного рынка. О том, почему русские устные договоренности нерушимы даже при слабой корпоративной культуре в M&A и как объяснить отсутствие на российском рынке враждебных поглощений, руководитель управления по реализации сделок ВТБ Капитал Катарина Колмайер рассказала в интервью корреспонденту РБК daily Анастасии Литвиновой.

- В мире объемы сделок по слияниям и поглощениям уменьшаются только в первом полугодии 2012 года эта сфера сократилась на четверть. Каков ваш прогноз динамики этого сектора?
- Рынок M&A очень чувствителен к общей макроэкономической ситуации. Традиционно объемы транзакций неизбежно снижаются во время кризиса. Однако можно с уверенностью утверждать, что рынок будет развиваться и объемы сделок по слияниям и поглощениям вновь вырастут, но точка отсечения, когда рынок пойдет вверх, во многом будет зависеть от конъюнктуры рынков, состояния банковского сектора и ряда других факторов.
Сейчас даже те компании, которые имеют достаточно финансовых ресурсов, чувствуют себя неуверенно из-за нестабильности и непредсказуемости рынков. Обеспокоенность заставляет владельцев бизнеса приберегать свои финансовые ресурсы на черный день. Консерватизма добавляет как кризис в еврозоне, так и относительно низкая цена акций компаний потенциальных покупателей. Игроки заняли выжидательную позицию.
С моей точки зрения, активность на рынке слияний и поглощений может вырасти уже осенью. У компаний накопилась свободная ликвидность, они неизбежно начнут инвестировать. Тем более что на рынке есть относительно дешевые акции, а цены по некоторым бумагам достигли своих исторических минимумов.

- В каких сегментах можно ожидать сделок?
- Делать секторальную разбивку крайне сложно. На практике к M&A прибегают обычно компании, стремящиеся улучшить свое финансовое положение за счет реструктуризации бизнеса. И наоборот, компании, чувствующие себя финансово стабильно, могут воспользоваться ситуацией и поглотить конкурента.

- В сделках M&A есть какая-то сезонность?
- По своему опыту могу сказать, что большое количество сделок обычно анонсируется в третьем и четвертом кварталах, но закрытие сделки зависит от быстроты согласования с регуляторами и ряда технических факторов.

- Рынок M&A России похож на зарубежный? Какие отрасли находятся в лидерах по количеству сделок?
- Российский и западный рынки M&A похожи. Активность игроков меняется в зависимости от конъюнктуры в каждом конкретном секторе. Какое-то время назад много слияний происходило на международном фармацевтическом рынке, но по большей части это были безденежные транзакции, обмен акциями, например Glaxo SmithKline, Sanofi Aventis, Pfizer Wyeth. В начале 2000-х годов индустрия консолидировалась, и сейчас таких сделок намного меньше. Примерно в тот же период много сделок происходило в телекоммуникационной отрасли.
На данный момент наиболее активными секторами считаются нефтяной и энергетический: именно там заключаются крупные M&A-сделки. Так, весной было объявлено о поглощении компании Xtrata концерном Glencore, а энергетический холдинг GDF Suez объявил о приобретении оператора International Power. В потребительском секторе также наблюдается движение: компания Pfizer Nutrition переходит под контроль Nestle.

- В каких отраслях сделок вообще не бывает?
- Таких нет. В первой половине года мы наблюдали снижение количества сделок в упоминавшейся уже фармацевтической отрасли, в секторе недвижимости и TMT, но ситуация может существенно поменяться в ближайшие год-полтора.
На рынке появилась новая тенденция: компании все чаще переводят часть активов на новые самостоятельные компании (spin-offs) с последующим распределением всех новых акций между акционерами материнской компании. Это интересный способ реструктуризации бизнеса, позволяющий обойтись без привлечения инвестиционного капитала и создающий новую –стоимость и оценку компании.

- Экономисты все чаще и чаще говорят о повторении кризиса. Может ли слияние с более крупной компанией стать своеобразной «антикризисной стратегией» для небольших компаний?
- Это возможно, но управление объединенной компанией с самого начала должно быть жестко структурировано, а роль менеджмента и его вхождение в совет директоров четко обозначены. Такая схема сделки и называется слиянием. Если этого не сделано, поглощение более крупным игроком, как правило, автоматически означает потерю контроля приобретенной стороной и в большинстве случаев выход из бизнеса для акционера продающейся компании.
В России есть примеры обоих типов транзакций. Например, сделка между «Пятерочкой» и «Перекрестком», которая привела к созданию X5, является слиянием, а приобретение Х5 «Копейки» поглощением.

- Какие, по вашему мнению, значимые сделки произошли на рынке за последнее время? Каких можно ожидать?
- Я отмечу сделку между ММВБ и РТС, где две успешные компании, объединившись, создали национального чемпиона. Очень сложно успешно проводить сделки с таким большим количеством влиятельных миноритарных акционеров, как в данном случае. Кроме очевидных преимуществ данной сделки объединенным биржам будет гораздо легче получить доступ к международному рынку капитала, когда возникнет такая потребность.
Мне также нравится сделка с иностранным участием, которая анонсировалась еще в 2010 году, но закрылась лишь в прошлом: покупка PepsiCo компании «Вимм-Билль-Данн». Сделка была на российском рынке, но проводилась с соблюдением всех норм и процедур, принятых на Западе, что пока, к сожалению, для российского рынка редкость. Стороны сохраняли конфиденциальность, и никаких утечек информации, традиционных для российского рынка, не было, также были выполнены все обязательства перед миноритариями. PepciCo заплатила достаточно высокую цену за актив, но благодаря этому ей удалось достичь синергии с уже имеющимся бизнесом в России. Я называю это победной сделкой для обеих компаний.

- Продающая или покупающая сторона обычно устраивает утечки?
- Вариативно. Но распространение информации по сделке до ее закрытия в итоге никому не помогает.

- Кроме отсутствия корпоративной культуры чем еще отличается российский рынок M&A?
- На российском рынке практически нет враждебных поглощений. Таких, как, к примеру, приобретение гигантом Mittal Steel компании Arcelor. Это главное отличие российского рынка. Отсутствие подобных сделок на российском рынке связано с очень небольшим количеством компаний, у которых нет конечного бенефициара или группы контролирующих акционеров. В ситуации, когда на российском рынке появится большее количество компаний, в которых более 50% принадлежит миноритарным акционерам, мы с большой вероятностью увидим и враждебные поглощения.

- С точки зрения процесса заключения сделки какие различия можно отметить между российским и западным рынками M&A?
- По моему опыту, процесс заключения сделки в России занимает гораздо большее количество времени, чем за рубежом. Для справедливости отмечу, что проведение процедуры due diligence неизвестной компании занимает много времени и у иностранных инвесторов. Еще одна особенность: российские владельцы бизнеса редко приглашают консультантов на домашние сделки, в результате чего многие вопросы так и не бывают решены.
Однако в России, как я заметила, если стороны устно договорились, то соглашение, как правило, нерушимо. К примеру, когда я работала с китайскими клиентами, ситуация была обратная: их устное согласие не столь однозначно. Помню, после окончательного согласования одной сделки они направили еще десяток поправок к соглашению, которые больше походили на «нет».
Вторая отличительная российская черта: процедура согласования сделки с ФАС часто обязательна перед подписанием сделки. В международной практике принято обращаться к регуляторам только после того, как сделка уже подписана и объявлена.

- По уровню развития рынка Россию с кем-то можно сравнить?
- По возрасту российский рынок M&A маленький ребенок. Уровень развития рынка отражается на всех процессах от качества сделок до быстроты их заключения. Но ребенку свойственно расти.


Закрытое акционерное общество "ВТБ Капитал"

Фактический (почтовый) адрес: 123100, Москва, Пресненская наб., 12, башня “Федерация”