Интервью Дмитрия Дмитриева, Со-Руководителя Аналитического Департамента ВТБ Капитал, для 103 Меридиан (Сингапур)

15 января 2013

Финансовая индустрия: позитивный взгляд для тяжелых времен

Дмитрий Дмитриев, Со-Руководитель Аналитического Департамента ВТБ Капитал:

Что можно назвать самой мощной силой в этом мире? Идею! Но чего стоит идея, не подкрепленная финансами? Почти ничего. Нас всех приводит в изумление скорость, с которой сейчас мир меняется, и то, как быстро самые передовые технологии входят в повседневную жизнь из стадии научной разработки. И мало кто сможет оспорить тот факт, что за каждым изобретением или важным открытием стоят деньги – будь то экспедиция Колумба или широкое распространение смартфонов. Однако позитивная роль индустрии финансов часто остается незамеченной, а общественное сознание чаще фокусируется на таких событиях как Великая Депрессия и прочих кризисных ситуациях, связанных с валютной, бюджетной или кредитной сферами.

При этом банки сейчас переживают тяжелые времена, а удары сыплются на них со всех сторон. К числу этих ударов относятся быстро ухудшающиеся финансовые позиции частных лиц, корпораций и даже суверенных государств, чья прежняя политика оказалась неоправданной. Существенным отличием той смуты, свидетелями которой мы являемся сейчас, стало то, что сомнениям подвергается надежность самих государств – а именно они выступали ранее инвесторами «последней надежды», спасавшими экономику и ускорявшими рост. Ресурсы правительств ограничены, и потому быстрое возвращение к модели стабильного роста маловероятно. Еще один удар нанесли регуляторы, которые ввели для банковской индустрии большое количество новых правил и ограничений с целью умерить аппетиты банкиров к риску.

В результате, общий объем банковских прибылей существенно снизился, и поводов ожидать изменений в ближайшее время мало. Банки были вынуждены оптимизировать свою структуру, расширить охват клиентов и линейку продуктов там, где они имеют сильные позиции, и оставить те рынки, где их конкурентные преимущества ограничены. В самом деле, времена тяжелые, но, с нашей точки зрения, сама система и ее институты выйдут из этих испытаний еще более сильными, чем ранее.

Что следует из всего этого для России? Российский банковский сектор относительно молод, но он играет ту же самую роль, что и банковские секторы других стран, и подвержен тем же самым рискам. Первый удар, который российская экономика и банковский сектор получили в 2008 году, был сильным, поскольку падение цен на сырье сопровождалось существенным оттоком капитала. Однако большую часть полученных уроков правительство, компании и банки усвоили. Общая долговая нагрузка заметно снизилась, de facto существует гибкий курс рубля, а ужесточение кредитной дисциплины в банках сделало систему более устойчивой в условиях дальнейшей глобальной турбулентности.

Что же дальше? Российской экономике все еще необходим огромный объем инвестиций – и, возможно, даже больший, чем когда-либо ранее, в то время как потребители остаются относительно свободными от задолженностей. Поэтому потенциал роста остается существенным, хоть банкам и становится все более сложно на нем играть. Банковский бизнес делается более конкурентным и менее маржинальным, и российский рынок сейчас совершает эволюционный шаг к более сложным продуктам, мировым стандартам работы с клиентами и внутренней эффективности. Соответствующие изменения в сферах регулирования и рыночной инфраструктуры уже внесены в повестку дня правительства. В слиянии ММВБ и РТС и создании центрального депозитария мы уже увидели значительный прогресс во внедрении у нас стандартов Базельского комитета по банковскому надзору.

Рынки и капитал часто своенравны, и не может быть никакой уверенности в том, что они, в конечном итоге, будут тяготеть к России вообще и к Москве, в частности. С другой стороны, усилия по созданию в Москве международного финансового центра нацелены на улучшение в России ситуации в области финансового посредничества, приближению к мировым стандартам. И это, без сомнения, пойдет на пользу субъектам рынка, как компаниям, так и частным лицам, а также всей экономике, в целом – и, следовательно, конечной целью реформ является развитие рынка.